Театр
 Используется отрывок из пьесы У. Шекспира "Ромео и Джульетта». 
 
   Какой будет наша жизнь после того, как наше тело выработает свой ресурс? Сможем ли мы как-то соприкасаться с прошедшей земной жизнью, чувствовать близких нам людей.  Я думаю, память уже не стереть, наши чувства и переживания не могут кануть в небытие, ведь на них построена часть реальности, которую мы оставили после себя в материальном мире. Нам сейчас трудно ответить на эти вопросы, но …
   Давайте представим …

  Огромное высокое здание, казалось, стояло прямо на облаках, а венчающий его купол, своим острым шпилем, уходил куда-то в недосягаемую тёмно-синюю высь, пронзая невидимое пространство. Полупрозрачный нежно-сиреневый камень, из которого был сделан этот дворец, светился изнутри, умиляя и притягивая к себе своим теплом. Таинственность этому придавало то, что вокруг освещённого здания была холодная мрачная пустота — кажущаяся пустота.

 - Вы не подскажете, какой сегодня спектакль? - спросил учтивый голос.

 - Ромео и Джульетта, - ответили лаконично.

 - Обязательно сходите, это такое..., такое..., это сама жизнь. Вы должны помнить... - Сказал кто-то ещё.

 - Спасибо.

  Когда попадаешь внутрь здания, то начинаешь понимать, как ты мал и ничтожен в этом мире — так красива и величественна обстановка — она давит на тебя и угнетает своим громадным превосходством. Хочется убежать, забиться куда-нибудь в угол и сидеть там тихонько в тишине. Но потом, вдруг понимаешь, что ты не можешь оторваться от этого величия, от этого великолепия — ты его часть, причём часть неотъемлемая... Дальше... Освещённая софитами высокая сцена, бархатный занавес, отделанный бахромой и вышивкой... Глядя на сцену, воспоминания охватывают тебя. На этой сцене было всё: взлёты и падения, радости и печали. Здесь мы рождались и умирали, здесь были окружены вниманием и заботой, а временами были одиноки, здесь нас ненавидели и презирали — бывало и такое. Именно на этой сцене мы впервые познали самое прекрасное и вечное чувство — любовь... Зал тёмен, видны лишь неясные очертания рядов высоких кресел...Все взоры устремлены на сцену... 

  Театр — это наша жизнь. У каждого своя отведённая роль в этой постановке... Мы заучиваем монологи, репетируем сценки, оттачиваем движения, но лишь в экспромте проявляется талант актёра, его истинный характер, заложенный в нас Автором. Мы сами ставим свою игру, режиссируем, порой мастерски, порой по-детски наивно, причём в этой неумелости проскальзывает та завораживающая искренность, которой особенно аплодируют. Мы всегда стараемся понравится зрителю, когда это получается — мы на виду, во свете, но иногда выглядим не вполне достойно и тогда пытаемся спрятаться за кулисами, в гримёрке, но уединиться негде — всё есть сцена...Вся жизнь на виду, вся жизнь в напряжении, расслабиться некогда... Финал нам не известен, Автор старательно утаивает его от нас — этим и прекрасна жизнь... Вы глубоко заблуждаетесь, если считаете, что Автор вначале написал пьесу, а потом выпустил нас играть свои роли. Всё происходит здесь и сейчас, в живую, экспромтом, просто Автору подвластно время, и он может иногда заглядывать вперёд... Он ведь Автор.
  Сцена никогда не пустует...

  Ромео:
 
«… - О милая Джульетта! Зачем ты так прекрасна? Можно думать, что смерть бесплотная в тебя влюбилась. Что страшное чудовище здесь прячет во мраке, как любовницу, тебя! Так лучше я останусь здесь с тобой: из этого дворца зловещей ночи я больше не уйду; здесь, здесь останусь, с могильными червями, что отныне — прислужники твои. О, здесь себе найду покой, навеки нерушимый; стряхну я иго несчастливых звёзд с моей усталой плоти! Ну, взгляните — в последний раз, глаза мои! Вы, руки, в последний раз объятия раскройте! А вы, мои уста, врата дыхания, - священным поцелуем закрепите союз бессрочный со скупою смертью! Сюда, мой горький спутник, проводник зловещий мой, отчаянный мой кормчий! Разбей о скалы мой усталый челн! - Любовь моя, пью за тебя!  (Пьёт.)  О честный аптекарь! Быстро действует твой яд. Вот так я умираю с поцелуем.

   Ромео умирает....

   Джульетта просыпается. Она пошевелилась.

  Джульетта:
 - Ах, отец мой! Мой утешитель! Где же мой супруг? Я помню всё, и где я быть должна. И вот я здесь. Но где же мой Ромео?

  Шум за сценой.

  Брат Лоренцо:
 - Шум слышу я. Уйдём же из гнезда заразы, смерти, тягостного сна. Противиться нельзя нам высшей воли: надежды все разрушены. Идём! У ног твоих лежит супруг твой, мёртвый; и с ним Парис. Идём, идём, я скрою тебя в обители святых монахинь. Не спрашивай, бежим, уж близко стража. Бежим Джульетта, медлить нам нельзя.

  Джульетта:
 - Иди, иди же. Здесь останусь я.  (Брат Лоренцо уходит.)  Что вижу я! В руке Ромео склянка! Так яд принёс безвременную смерть. О жадный! Выпил всё и не оставил ни капли милосердной мне на помощь! Тебя я прямо в губы поцелую. Быть может, яд на них ещё остался, - он мне поможет умереть блаженно.  (Целует Ромео.)  Уста твои теплы.

  Голос стражника за сценой:
 - Веди нас мальчик.

  Джульетта:
 - Сюда идут? Я поспешу. Как кстати — кинжал Ромео!  (Хватает кинжал Ромео.)  Вот твои ножны!  (Закалывает себя.)  Останься в них и дай мне умереть.  (Падает на труп Ромео и умирает.) ...
»

                                                                         * * *
 Опускается занавес. Зал оживился:
 - Как мир земной несправедлив! Все ценности перемешались. Кто смерти заслужил — живёт, кто сердцем чист, тот умирает.

 - Что наша жизнь - срок испытаний, тест на прочность. Терпи Ромео несколько минут, проснулась бы Джульетта - и счастье было б в доме их... Мгновения — вершители судьбы, рабы мы обстоятельств. Но убивать себя зачем?

 - Трагедия... Эмоций всплеск и всё — лихая смерть... Как вспыльчивы мы были, сколь глупостей мы натворили в пылу внезапных чувств, что нами управляли.

 - Волнения, переживания — как мир их чуден и прекрасен, без них постна земная жизнь. Как не хватает нам их здесь, остались лишь воспоминания. Палитра чувств — вот суть всего живого. Что окружает нас сейчас - сухие факты, цифр круговерть. А где ж эмоции — властители ранимых душ?

 - Миром движет пламенная страсть, а правит им холодный разум.

 - Но страсть сильней - она порыв, дающий всем свершениям начало.

 - Сильней, сильней... её сейчас мы лишены. Да, не ценили мы и не хранили то, что всех дороже. И что толкало нас покинуть тот прекрасный мир, мир трепетный и чуткий. 

 - Ромео и Джульетта покончили с собой из-за любви. Из-за того, что друг без друга не представляли жизнь свою.

 - Самоубийство — зло, ведущее в погибель, низменный порыв затмивший солнце, возмездия боязнь и подлый страх перед грядущим.

 - Мы здесь статисты. Крупицы «за» и «против» подкладывать не нам на чаши истины весов. 

 - Здесь оправдание — страстная любовь, не вам ли знать, какая это сила. Пред нею нет преград.

 - Не мы творцы сей жизни, не нам и отнимать её. Пусть даже нам подарена она, распоряжаться ею мы не вправе.

 - Самоубийство — грех во всех мирах, во всех веках. Но вот вопрос - кто же даёт нам силы преодолеть зловещей смерти страх?

 - Вопросов больше, чем ответов. 

 - Не будем их судить, тем более не наше это дело.

 - Ах, эти бури чувств, волнений ураганы, что наполняли нас. Ведь мы ради любви на всё готовы были. 

 -  Ушедший красок мир, хоть был жесток, но всё ж прекрасен.

 - Вернуться бы туда хоть на денёк — увидеть солнца луч и аромата трав вдохнуть.

 - Да, хоть одним глазком, одной ступнёй, одним прикосновением...
 
                                                                                               Июль 2012

© 2017. Сайт создан на Wix.com

  • Black Vkontakte Icon
  • Black Twitter Icon
  • Black Facebook Icon
  • Black Instagram Icon