Где-то в России

                                                                                             Глава 4

   Когда Тахир ушёл, Арсений осознал, как низок был его поступок, когда он взял деньги за смерть Айгуль, долго не мог заснуть, переживал. На следующий день при всех, он решительно протянул купюры Тахиру. Вначале он брать их не хотел, между ними даже произошла ссора, но на конспиративной квартире поднимать шум строжайше запрещалось и им пришлось угомониться. Во гневе Арсен тогда сказал:

 - Я не возьму деньги за кровь жены, получается, что я её продал. Я знаю, что тебе нужно, давай так: ты заберёшь эти деньги, и расскажешь всем, что я не взял эти грязные бумажки, а я запишу видеообращение смертника.

 - Хорошо, - не задумываясь согласился Тахир.

  - Мне противна твоя рожа, - добавил тогда Арсений с презрением.

   Тахир не ответил на оскорбление, даже не подал вида, что это его задело, лишь натянул улыбку. Арсений уже давал клятву верности ИГИЛ, которое было запечатлено на видео и сейчас он записал ещё одно, вполне осознавая, что он делает. Видеозапись является документом, на ней смертник заявляет, что он добровольно отдаёт свою жизнь во имя светлых идеалов ислама и образования всемирного халифата. С того момента как записано видеообращение смерть становится неотвратима, если даже шахид передумает быть живой бомбой, это будет доказательством его позорной трусости, с таким клеймом жить в их среде невозможно. Впрочем, если наставник видит, что подопечный «неблагонадёжен», он может послать его на смерть даже не предупредив об этом, видеозапись будет доказательством добровольности акта. Обычно его просят припарковать машину в каком-нибудь людном месте и уйти, но по дороге с помощью дистанционного управления приводят взрывной механизм в действие. Смертнику перед этим могут специально для этого оплатить обучение на водительские права, на пилотирование самолёта и освоение других специальностей, которые могут быть необходимы для осуществления террористического акта. После смерти на родине шахида родственникам погибшего оказывают почёт и уважение, также им полагается ежемесячное денежное вознаграждение, - этот демонизм щедро спонсируется.

   В каждой стране существует вербовочная сеть радикального ислама, где-то она хорошо развита, где-то власти активно противодействуют этому, но сейчас уже нет такого государства где её не существует. Кого вербуют в шахиды: обычно это молодые люди, холостые, набожные, со множеством социальных проблем, из-за чего собственно они и становятся набожными, жизнь их из-за этих проблем становится невыносима. Девушки - часто овдовевшие или попавшие в позорные для женщин ислама жизненные ситуации. Их отслеживают и при случае объясняют, что все проблемы можно решить, став смертником, этим они не только сохранят доброе имя семьи, но и заставят уважать своё, им простятся все долги, и семья не будет знать материальных трудностей. Встречаются, впрочем, и оголтелые фанаты, в которых ненависть к людям преобладает над любовью к жизни, парадоксально, но число таких в последнее время растёт. Периодически попадаются и откровенные маньяки, которым убийство людей доставляет наслаждение и весь этот сброд собирается в одном месте, они как вурдалаки встают при полной луне и бредут на запах крови.

   Арсений часто вспоминал людей, с которыми проходил подготовку в Турции и Сирии, с которыми воевал, - это были в основном ограниченные люди, диковатые, как правило малообразованные, в которых кроме ненависти к христианам и заботы об удовлетворении своих физиологических потребностей в голове ничего не было. Это люди «без флага и Родины», беспринципные создания с узколобой моралью. Никто из них и Корана-то, толком не знает, для них вера – это хиджаб, автомат и отрезанная голова неверного. Боевики не ходят в мечети, а если и молятся, то так, для напыщенности, вся эта озлобленность, стремление убивать, - это всего лишь попытка замалевать свою никчёмность в этом мире, удовлетворить свои амбиции. Но есть среди радикалов и особая каста, - это образованные, имеющие за плечами два-три высших учебных заведения, прекрасно знающие Коран, всесторонне развитые интеллигентные люди. Они относятся к идеологам исламизма, прекрасно разбираются в психологии, владеют ораторским искусством и приёмами убеждения. Эти люди организовывают сеть по вербовке в армию исламистов, и получают за это неплохие деньги за «голову», то есть за каждого завербованного.

   Растёт уже не первое поколение молодых людей в арабском мире, которое не стремится обустраивать свой быт, они не желают напрягать мозги ради учёбы, не хотят работать. А зачем? Когда можно всё это получить, убив неверных. Ведь их учат, что этот мир создан для них, - иди и возьми. Кто такие неверные? Это обычные люди, которые любят и любимы, которые пашут землю и воспитывают детей, почитают родителей и верят в Бога, любящего и прощающего и не знают, что из ближайшего леса из мрака ненависти в окуляр прицела на них смотрят полные злости и ненависти глаза, не умеющие даже моргать, эти глаза в принципе не верят ни в какого бога и Аллах для них лишь прикрытие. Если на первых порах, у людей, попавших в радикальный ислам по велению затуманенных мозгов, и были какие-то романтические надежды, то после того как они побывали в лагерях подготовки боевиков и увидели без ажурных занавесок, что же на самом деле там творится, и пропитались насилием, унижением и смертью, эти надежды рушатся. И если человек не находит возможности покинуть это исчадие, то он превращается в отморозка, если конечно он таковым не был изначально. Европа для них, как манна небесная, можно комфортно жить, не работая. А потом и вовсе всё это отобрать, выгнать этих европейцев – вырождающихся додиков, которые создали эти блага именно для них. Зачем им это всё, сгонят их в резервации, пускай работают и наступит царство Аллаха, вожделенный халифат. Впрочем, это всё теория, в которую мало верят даже её создатели. …

   Так и жил Арсений между двух огней, утром увлечённо слушал проповеди пастора при наглухо задёрнутых шторах, а вечером, избегая людных мест, шёл на тайное собрание, где его и ещё три жертвы готовили в шахиды. Об этом вчера напрямую сказал Тахир: «вам выпала честь умереть за веру, за наши светлые идеалы, после свершения вы будете приближены к Аллаху». И «нарисовал» пошловатые картинки о том, что их ждёт на небесах, главное – во время подрыва читать наизусть какую-нибудь суру из Корана, тогда сразу окажешься в раю. Отпустил несколько заготовленных непристойных шуток, на которые никто не отреагировал. И ещё долго рассказывал о том, что шахиды – самые почитаемые люди, которые ради веры пожертвовали самым дорогим, что есть у человека на земле - своею жизнью. Арсений понял, что избежать ему этой участи уже не удастся, мелькнула мысль, – убить Тахира и попасть в тюрьму, но он отбросил её. «Не моё это, бегать от судьбы, врать, изворачиваться, хотя этот слизняк смерти точно заслужил. Я сильный, я воин, Аллаху акбар». Но воин этот с каждым днём терял силы и уже мало чем мог повлиять на свою участь.

   В группе, которую готовили к террористическим актам, кроме Арсения было ещё три человека. Один был наркоманом из Дагестана, изгой общества, которого привезли в этот город специально для подготовки к террористическому акту. Худой, с неестественно выпуклыми глазами, он всегда был спокоен и смотрел на всех, полуприкрыв веки, и когда они начинали широко открываться от надвигающегося беспокойства, становилось понятно: начинается ломка. Тахир каждый день давал ему наркотик, не особо скрывая этого.  Рахим, так звали молодого человека, раньше занимался транспортировкой наркотиков из Афганистана и Таджикистана, чтобы как можно больше неверных «посадить на иглу», но сам ненароком проглотил эту наживку. Он искренне переживал за своих родных, что он запачкал свой род и вероятно был рад, что таким образом снимет это пятно, тем более до того, как он стал смертником, у него уже было несколько попыток самоубийства. Он ни с кем не разговаривал и смотрел в глаза другим, не овечкой на заклание, а орлом, который просто сломал крыло.

   Еще одного шахида звали Сергей, он казался чокнутым. К смерти он готовился, как к отъезду в пионерский лагерь; приготовил одежду, вплоть до носков и трусов, в которой будет совершать теракт и сложил её в пакет, чтобы не пылилась. Ему было двадцать четыре года, рост под два метра, толстоват и неуклюж, он был романтиком и считал, что этот мир скучен и неинтересен и что ему не стоит здесь задерживаться. Рассказывали, что у него абсолютно нет страха, он выучил пол Корана на арабском языке, правда совершенно не понимая смысл зазубренного. Он мог часами стоять у окна вглядываясь в небо и загадочно при этом улыбаться. Сергей сам через интернет вышел на связь с исламистами и уже имел опыт участия в терактах, - закладывал бомбы на рынках и кинотеатрах в какой-то восточной республике.

   Третьего звали Виген, он был из северного города, по национальности, с его слов, абхазец, но почему-то с армянским именем и акцентом, на вид русский. Что толкнуло его стать шахидом, вначале тщательно скрывалось, но потом в случившейся с ним истерике он поведал, что задолжал крупную сумму денег, пока он искал средства, чтобы рассчитаться у него забрали жену в рабство. Потом нашёлся «душевный» дядя, который выкупил его жену с условием, что он станет шахидом. Виген согласился и считал себя настоящим мужчиной, так как умирает спасая, любимую женщину.

   На занятиях они изучали подрывное дело, механизм и изготовление бомб, так Тахир называл все самодельные взрывные устройства. Моделировали как вести себя в толпе, чтобы не привлекать внимание полиции, как одеваться чтобы не выделятся из общей массы людей. Проходили тесты на психологическую устойчивость в критических ситуациях и основное время им внушали мысль об их предназначении и исключительности. О том, что Аллах выбрал именно их, и отвёл им особую роль в своём плане на обустройство этого мира.

   В тот вечер Арсений пришёл домой рано, приезжал заезжий наставник, рассказывал, как правильно себя вести при подрыве, не забыл конечно поговорить о возвышенном предназначении шахидов, об Аллахе, причём это заняло основную по времени часть его речи. По телевизору смотреть было нечего, от новостей волосы вставали дыбом, а от юмористических и увеселительных программ плакать хотелось, и Арсений смотрел на мокрые от осенних дождей улицы и думал о том, что Бог сделал так, что осень его, Арсения, жизни совпала с природной, и смерть по-видимому тоже наступит одновременно с началом зимы. В дверь позвонили, он сильно неестественно вздрогнул, - таково было нервное напряжение Арсена. Пришли одноклассники, которых Арсений года три не видел, один из них женился и решил пригласить на свадьбу всех одноклассников. Дело в том, что он воспитывался бабушкой и кроме неё родных у него не было, и в противовес многочисленной родне невесты пригласил всех, с кем учился в школе и в институте, тем более было, что показать, - он добился неплохих успехов в бизнесе. Хозяин накрыл на стол, разговор получился интересным и весёлым, вспоминали былое, рассказали, что один из одноклассников стал православным священником и служит в монастыре. И что он приглашает в монастырь на годик другой всех желающих, кто хочет покаяться и переосмыслить свою жизнь.

 - А ты Арсен мусульманин? – спросил жених, глядя на лежащий на подоконнике Коран.

 - Да, - не совсем уверено ответил Арсений.

 - Надеюсь, не радикальный исламист? – с улыбкой спросил второй одноклассник.

 - Да нет, что вы, - не моргнув глазом, соврал Арсений.

   Допив чай, гости ушли, договорившись, что если Арсен не уедет в командировку, то обязательно придёт на свадьбу. Убирая чашки со стола, Арсений думал о том, что раньше он никогда не врал. Уснуть долго не мог, лезли мысли о православном монастыре, хотелось жить, очень хотелось.

   Ночевал он по-прежнему в своей квартире, которая после смерти оставалась в наследство родственникам жены, так они договорились с Тахиром, так как ни они, ни Арсен не взяли денег за смерть Айгуль, а вскоре вовсе переехал на конспиративную квартиру, так как были опасения, что на след Арсения выйдет полиция.

   Вскоре Тахир сообщил всем: куда кому необходимо выехать, это была конфиденциальная информация и сообщалась только самому шахиду. Арсений оставался в городе, позже станет известно, что в это время Арсений уже был в негласном розыске, как прибывший из Сирии боевик и на любом вокзале, он мог попасть под наблюдение полиции. Когда смертники разъехались, Арсений стал изготавливать взрывное устройство. Обычно сам шахид идёт присматриваться на место, где будет осуществляться самоподрыв, а к Арсению приставили молодого парня, чтобы он выполнил эту работу вместо него.

 - Тебя ищут, - сказал Тахир, - и ходить тебе по городу крайне опасно. А взрыв нужно совершить непосредственно в известной тебе христианской церкви, конкретная цель – твой знакомый пастор. Он стал мешаться под ногами.

   Смысл сказанного резанул по сознанию Арсения, тут же опустился туман, его мысли стали обрывистыми, внимание рассеянным, как будто мозг отключился от внешнего мира и в спешке искал выход из создавшегося положения, перебирая все варианты, но никак не мог найти. В голове загудело и мышление стало заторможенным. «Но ведь ты хотел умереть, какая разница где, просто твоему желанию помогают сбыться», - пробивалась мысль сквозь туман. …

  Было утро воскресного дня. Арсений шёл в церковь с одетым на него поясом шахида, за ним метрах в пятидесяти шёл приставленный к нему молодой парень, который должен был контролировать процесс, в кармане у него был дистанционный взрыватель. В голове у Арсения было пусто, никаких мыслей, планов. Так идёт на смерть самоубийца, нацеленный на определённое действие, без чувств, без эмоций. Он вошёл в церковь и сел в третий ряд, как ему приказал Тахир. Арсен был в белой рубашке, бороду он сбрил, чтобы не выделятся из толпы. В зал вошёл пастор и тут Арсений очнулся, что-то разбудило его, мысли ожили, заметались. Арсен увидел в пасторе луч надежды, но тут же его охватил ужас. Как поступит человек в экстремальной ситуации? Ответ на этот вопрос не знает никто, это зависит от ситуации, от места, от времени, от психологического состояния на данный момент и конечно от того что в этого человека заложено, какая нравственная основа. Как поступит человек, например, при пожирающем пожаре: будет спасать имущество, себя или соседского ребёнка, рискуя собственной жизнью. Были случаи, когда человек сознательно шёл на смерть ради жизни другого, а бывало трусливо бежал, боясь даже дымом надышаться. Порой люди поражают своими поступками в экстремальных ситуациях не только окружающих, но и самих себя. Они могут не оправдать ожидания, а могут и превзойти даже самые смелые предположения. …

                                                                                                * * *

   Прошло чуть более семи лет, Арсений стоял на заснеженном склоне холма, опираясь на лыжные палки, он любил иногда под вечер на охотничьих лыжах сделать кружок около посёлка: подняться на холм, неторопливо пройти по лесу вдоль Енисея, ощутить спокойствие и величие тайги. Колено его уже не беспокоило, была только некоторая ограниченность в движении. В небе уже горели звёзды, где-то запаздывала луна, внизу в излучине реки лежал посёлок, в котором он живёт последние годы, сюда в этот сибирский край он приехал с христианской миссией, куда его направила церковь во главе с Пастором. Цель миссии - обращение в христианство неверующих, когда-то давно его миссия состояла в убийстве неверных, а сейчас он оберегал их жизни и рассказывал им о любви и сострадании. Помогал людям раскопать в их же душах и очистить от пыли сокровища, заложенные в них Богом, такие как: вера, любовь, милосердие. Бог простил его за всё неправомерное, что он сделал ранее в жизни. Правосудие тоже не имело к нему претензий, уже не имело. Сейчас на холме стоял, наслаждаясь лесной тишиной другой человек и вспоминал о прошлом. Тот, кем он был тогда – умер и сейчас стоял новый с другими мыслями, другими взглядами, внешне эти люди были похожи, но было одно коренное отличие: раньше его мировоззрение, восприятие окружающего, вера - основывались на ненависти, а сейчас - на любви.

   Арсен рос без должной родительской поддержки и ему ничего не оставалось, как верить и надеяться на что-то сильное и доброе. Он поверил в Аллаха, причем искренне, затем поверил в идеи радикального ислама, тоже искренне. Ну где здравый смысл в том, что он, ранее ненавидевший христиан, вдруг станет одним из них, да ещё станет миссионером, понесёт этот тяжёлый крест. Что такое здравый смысл? И всегда ли он прав? Идёт допустим человек по саду, падает на него яблоко, он поднимает голову и пресловутый здравый смысл подсказывает ему, что яблоко упало с растущего рядом дерева, а не с груши, что стоит в пятнадцати метрах от падения. А если разобраться, оказывается оно могло упасть с простирающихся веток от соседней яблони, а может оно прокатилось по веткам и упало ему на голову с той груши, которая оказалась гибридом и его плоды похожи на яблоко. А если присмотреться, что за дерево растёт рядом, предположительно с которого упало яблоко, то оно вовсе оказывается вишней. А может это яблоко кто-то бросил ему на голову.  А если вмешивается в ситуацию такая сила, как Бог, будет ли что-то предсказуемым? Так может это и есть здравый смысл, что Арсен стоит сейчас на сибирской земле? А все эти взрывы, войны, убийства, ложь, царящая в мире - происходят вопреки здравому смыслу?

   Россия, сколько раз ты становилась последним оплотом справедливости, нравственности, сколько агрессии разбилось о монолит твоей стойкости, как много зла, как много лжи застряло и иссохло без остатка в твоих безбрежных краях. Как велики твои просторы, как широка двоя душа, сотканная из десятков национальностей. Как много граней в русском духе, в которых солнечный свет отражаясь ослепляет плохо видящего, а зрячий восхищается его многообразием и насыщенностью. Эта душа не любит суеты, она так высока, что порой не обращает внимание на мелочные обиды, которыми её пытаются досаждать. А если её обидели, то она не сразу ответит, так как боится задеть своим неуклюжим величием и раздавить своим весом. Она всех прощает, таить обиды она не умеет, у неё нет для этого карманов, она нараспашку.

   Любовь в России тоже особенная, она любит не всех, а каждого, и по-особенному. Как, например, любят Санкт-Петербург, в него влюбляются сразу и безоговорочно, в Москву влюбляются не сразу, её вначале даже отторгают, но потом постепенно принимают и вскоре уже жить без неё не могут. Другие города любят тоже каждый по-особенному. Москва – это лицо России, её мозг, а сердцем России несомненно является Сибирь, она в самой глубине, в самой недосягаемости, оттуда и исходит любовь, там её сущность. О сердце вспоминают, когда оно начинает болеть, а так стучит себе да стучит, порой не знают даже, где оно находится. Дух России на всей её территории, и он не может иссякнуть, его не может убавиться, он может только сжиматься, концентрируясь при этом, чтобы потом разжаться с новой силой.

   Дух России порождает стойкий патриотизм, эту боль за отечество, в котором ты родился и сформировался как Человек, которое вскормило и воспитало тебя, дало образование. Патриотизм - это дань уважения к предкам, которые кирпичик за кирпичиком складывали для тебя ложе, на котором ты впервые открыл глаза, и чья кровь течёт в твоих венах. Это почитание отца и матери, это забота о своих детях. Это любовь к Богу, который выбрал для тебя именно эти леса и поля, реки и озёра, окружающие тебя и в радости, и в печали. Патриотизм - это основа любви к людям и к окружающему тебя миру, именно он - источник той неуёмной силы, возникающей в человеке, которая не идёт в сравнение ни с какой другой силой, а тем более с силёнкой, возбуждаемой звоном монет. Причём сила эта – бескорыстная, а значит благородная и возвышены люди ею обладающие. Конечно, патриотизм в не меньшей степени присущ и другим государствам, и территориям, и именно он является основой для любви и уважения к другим народам. …

   В тот воскресный день, когда Арсен обмотанный поясом шахида пришёл в церковь, пастор, увидев стеклянные глаза Арсения и его бритое лицо, почуял что-то неладное, он принял решение не начинать собрание и самолично увёл Арсена в служебное помещение, там вызванные сапёры сняли пояс шахида, а пастор и церковь в это время молились Богу – Иисусу Христу. Почему следующий за Арсением молодой парень не привёл механизм в действие дистанционно, так и осталось загадкой для непосвящённых. Тахир успел убежать в Турцию, два взрыва из трёх запланированных той группой удалось предотвратить.    

                                                                                  

                                                                                                                         

 

                                                                                                                                        Март  2016